ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ЖУРНАЛА ГИТАРИСТЪ
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ЖУРНАЛА "ГИТАРИСТЪ"
Главная arrow СЕМИСТРУННАЯ ГИТАРА arrow Последнее интервью с С.Ореховым. Москва (май 1998г.)
Последнее интервью с С.Ореховым. Москва (май 1998г.) Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 7
ХудшаяЛучшая 
Написал Administrator   
05.10.2007

Валерий Волков: – В каком возрасте вы начали играть на гитаре, кто были ваши учителя?

Сергей Орехов: – Я начал играть– не помню точно– не то в 1948, не то 1950. Я стал ходить в кружок Ковальского. Когда я учился в цирковом училище, я уже играл на гитаре, но как играл! Дома у Ковальского собирались гитаристы, мы там общались и играли вместе. Это было моё первое знакомство с московскими гитаристами.

В.В. –Почему именно на семиструнной гитаре ?

С.С. – Раньше все играли на семиструнной ,и я начал тоже.

В.В.  – С кем из гитаристов старшего поколения вам довелось общаться?

С.О. – Это Мелешко из цыганского театра. Кто– то меня с ним познакомил. Потом –Слава Поляков, он жил напротив. Я любил с ним общаться и слушать, как он играет на гитаре; он на «кварточке» играл. Это гитарист, заслуживающий внимание, настоящий талант. Мне нравились его проникновенные звуки, отсюда и воспитание моё. Дальше, у меня было знакомство с Ивановым-Крамским, мы к нему в клуб приходили. Он советовал мне перейти на  шестиструнную гитару, но я остался верен семиструнной; а мы с Ларичевым тогда играли дуэтом, он потом остался у него учиться. Я никогда не думал, что шестиструнная гитара завоюет Россию. Семиструнная гитара-  настолько народная; это гитара военная, литературная... Какие угодно возьмите слои общества: семиструнная гитара –это родной инструмент, с которым русский человек связан. Шестиструнная гитара – это нечто обособленное; но постепенно она у нас стала прививаться.А я так и остался, на «семи». Потом я был знаком с Юрьевым и его племянником, по моему, мы познакомились в «Трудовых резервах»;и с тобой мы там же, по–моему, познакомились, Толя.

Анатолий Ширялин: – К 1961г. фамилия Орехова уже была известна в гитарных кругах, о нём уже тогда говорили, как о виртуозе.

С.О. – Потом я в армию попал; на шестиструнной гитаре ,на конкурсе, я взял  второе место( первое ни кому не дали). Третье, по –моему, Андронов с Вавиловым взяли. Я должен был в Москву на фестиваль от Ленинграда приехать. Но ,поскольку ,у меня развился полиартрит, меня комиссовали из армии  и я приехал в Москву, на фестиваль, совсем больной. Надо было лечиться, но я, как бывший спортсмен, значения этому не предавал , пустил всё на самотёк, и продолжал играть на гитаре. Потом пошёл работать в Москонцерт, играть больными руками, вместо того, чтобы лечить суставы. Проработал там сорок лет. А как работает артист– известно: постоянно концерты, гастроли; не отдохнул– опять поехал - вот так жизнь и прошла... Так доработал до пенсии. Да, в Гнесинском я учился,  потом ушёл, не закончив, –надо было работать, семье помогать.
В.В. – Доводилось вам втречаться с Евгением Русановым,с Машкевичем?

С.О. – Русанова я практически не знал, я встречался с ним раза два. Что же касается Машкевича, то я сейчас расскажу любопытную историю. Ведь В.Сазонов был очень интересным и образованным гитаристом и делал самые грамотные переложения. И как– то мы разговорились с ним  о гитарах( а у Сазонова большая коллекция гитар), он посмотрел на мою гитару Шерцера и сказал: «А..,это не гитара! Вот гитара мастера Архузена , принадлежавшая ранее В.Русанову,  это гитара (гитара Шерцера принадлежала ранее Александрову -ученику Сихры , прим. Ред). Сын Сазонова– известного гитариста –Алексей, потом мне рассказал , что его отец ходит к кому–то играть на этой самой гитаре; лет десять ходит и никому не говорит адреса. Духов( был такой гитарист) мне тогда и предложил пойти к Машкевичу, у которого были собраны все родословные гитар и всех их владельцев. Мы спросили про гитару В.А. Русанова, и он нам сразу сообщил адрес этого человека. Машкевич был известным коллекционером и собирателем литературы, касающейся гитары, и позже я подарил ему большую пачку старинных нот.

В.В. – На каких струнах играли раньше семиструнники?

С.О. – В начале века играли на жилковых струнах, цыгане играли на металлических.

В.В. – Когда вам пришла мысль, заниматься переложениями?

С.О. – В 18 лет я начал писать «Ямщика», а в армии я начал «Подмосковные вечера»; я их не играл, мне многое там не нравилось, хотя форма была хорошая, выдержанная. А сейчас откорректировал - хорошая пьеса получилась. Вот тогда я начал обработками увлекаться. Для того, чтобы писать хорошо, нужно образование иметь, композиторское, или хотя бы теорию знать. Я же всё так, по наитию…

В.В. – Как рождаются Ваши удивительные импровизации?

С.О. –Я помню, как однажды у Осипова меня попросили  сымпровизировать;  это всё было записано на магнитофон , который его дядя привёз тогда из Америки. Потом, когда стали прослушивать, я взял бумажку и начал записывать первый такт, второй…То есть мысли, мысли записал , а дома  всё довёл, и получились вариации. А иногда получается, слушаешь, мысль проскочила– и не успеваешь её доработать. Тренироваться надо целыми днями - это серьёзное дело.

В.В. – Кто из гитаристов послевоенного времени был наиболее популярен в Москве?

С.О. – Ну, это шетиструнник П.Агафошин… В наше время мы ещё не знали, как правильно держать руки, мы старались раздобыть и перевести испанские школы и так постепенно учились. Это сейчас всё ясно , а раньше был тёмный лес.

А.Ш. – В то время были популярны Мелешко, Ром-Лебедев с Поляковым, Иванов, Юрьев, Сазонов. Юрьев как взял «Трудовые резервы», так и пошёл оттуда народ, сразу более гитарно образованный.

В.В. – Пластинка,  выпущенная с Вашим портретом на обложке,  единственная?

С.О. – Да, единственная. Всё было сделано быстро, на скорую руку. Представилась возможность зафиксировать свою музыку  на пластинку: а то гуляют мои обработки по рукам  потом смотришь свои ноты – а там другая фамилия, к примеру, «Очи чёрные» Смаги...

В.В.– Раскажите о ваших концертах за рубежом? Доводилось ли Вам встречаться  с русскими эмигрантами первой волны?

С.О.– В Париже я встречался с камердинером Николая II, с князем Борисом Голицыным,  ему  было тогда 94 года. Многие приглашали, фамилии всех уж и не упомню . А последний концерт в Париже был в консерватории им.Рахманинова. Помню, был аншлаг, люди стояли в проходах. А потом один очень известный американский актёр (фамилию его не помню, но сохранилась фотография где –то) предлагал мне организовать сорок концертов по Латинской Америке, говорил «едем прямо сейчас, я всё организую»; но куда я тогда мог поехать!? Он думал, что у нас всё так просто...

В.В. – Была очень интересная запись на телевидении, где Вы играли «Ехали Цыгане». Могли бы Вы вспомнить, как это было?

С.О.– Мне тогда говорили, после этой передачи: «Если бы ты занялся делом , ты бы и народного артиста получил !» А вышло– то всё как: сижу я, играю– уже после телепередачи – подходит ко мне Пчёлкина, режисёр этой программы , и говорит : – Мне очень нравится, как ты играешь! У меня осталось немного плёнки – давай запишем!
И я с ходу, без сучка и задоринки, всё и записал.

В.В. – Мне кажется , что Ваша манера игры , Ваш звук ,Ваша  импровизационность  близки  к  М.Т.Высотскому: он тоже любил  импровизировать, как раньше говорили, прелюдировать на народные темы...

С.О.– Вспоминаю слова Васи Ланового: «Ты такой раскрепощённый , играешь так свободно...»   А почему – потому что я знаю гитару , как таблицу умножения...

А.Ш.– Орехов –это не просто гитарист,– творец. В нём сочитаются три дара: дар импровизатора , дар  музыканта– исполнителя, дар композитора...

    (Интервью взял В.Волков)

 
< Пред.   След. >
ГитаристЪ © 2017