ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ЖУРНАЛА ГИТАРИСТЪ
ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ ЖУРНАЛА "ГИТАРИСТЪ"
Главная arrow СЕМИСТРУННАЯ ГИТАРА arrow СЕМИСТРУННАЯ ГИТАРА ВЧЕРА , СЕГОДНЯ ...
СЕМИСТРУННАЯ ГИТАРА ВЧЕРА , СЕГОДНЯ ... Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Рейтинг: / 19
ХудшаяЛучшая 
Написал Administrator   
05.10.2007

Снова мнится час свиданий ,
 Снова в сердце страсти кара...
 Исцеляй недуг душевный,
 Семиструнная гитара!


 Гитара была известна с глубокой древности. В XVI веке этот музыкальный инструмент приобретает небывалую популярность в Испании, что даже отражается в названии, - испанская.
 Еще через два столетия гитара “расселяется” по Европе. В России она была знакома с середины XVIII века, но тогда, как говорится, не прижилась: ей не удалось выйти за пределы двора Елизаветы Петровны.
 В это время развитие инструментальной музыки ушло столь далеко, что гитара с пятью струнами - первоначальный вариант - не могла удовлетворить исполнителей. Шли поиски такого строя гитары, который отвечал бы современному состоянию музыкальной культуры. Появлялись и исчезали инструменты с разным количеством струн. Только в России к концу XVIII столетия бытовали три разновидности семиструнных гитар, а также пяти- и шестиструнные. Однако прижились только две: испанская шестиструнная и русская семиструнная...
Появление семиструнной гитары русского строя связано с именем Андрея Осиповича Сихры (I773-I850), потомка обедневших дворян из Чехии. Кстати сказать, он был также одним из первых арфистов в России. Сам ли Сихра изобрел русскую семиструнную гитару или получил готовую - трудно сказать. Очевидно одно - он основоположник гитарного искусства в России. Правда, Б.Вольман в своей книге “Гитара в России” категорически отказывает Сихре в его исторической первосущности на том основании, что Школа Гельда для семиструнной появилась аж в 1798 году. Это первое печатное подтверждение существования семиструнной гитары в России.
Клио, вообще-то, дама капризная, ибо отвечает за связь времен. А что может быть переменчивее времени?

Да, Гельд издал свою Школу раньше других, в том числе и Сихры, но будучи практичным и не слишком богатым человеком (только в 1797году он возвратился из ссылки) разве рискнул бы он вкладывать деньги в такое несуразное предприятие, как издание Школы? Значит семиструнная гитара уже успела заявить о себе и достаточно успешно, так как для популярности инструмента нужно время, даже сегодня, в век информационного взрыва. Так что условно можно считать датой рождения семиструнной 1798 год. Считаем же мы датой рождения Москвы первое упоминание в летописи, будто в той пресловутой Москве до того времени никто и не жил.
Конечно, Сихра заявил о своем существовании как гитариста, может быть и позже Гедьда - он объявляет об издании своего журнала для гитары в 1800 году, но музыкальные достоинства сочинений Сихры того периода и знание инструмента, конечно же, на порядок выше. Это косвенное подтверждение более глубокого познания возможностей гитары. А семиструнная, как для Сихры, так и для Гедьда, была в то время одинаковым полем чудес, и даже Сихра с Гельдом на данном временном отрезке еще не создали то, что потом стало именоваться русской семиструнной; это был пока всего лишь интуитивный шаг в направлении, где русские музыканты должны были выбрать из различных модификаций свою гитару, созвучную национальному складу души. А пока же они исходили, по всей вероятности, из тональных, гармонических возможностей и тембровой палитры.
Но вот волею судеб в Москве появляется некто Аксенов (1784-1853), рязанский помещик, не особо знатного и богатого рода. Мелкий чиновник, писарь Провиантского склада, становится незаурядной фигурой русской гитарной школы. На его долю выпадает честь стать учеником великого Сихры, а затем учителем гениального русского гитариста М.Т. Высотского, с чьим творчеством связана целая  эпоха в гитарном искусстве России. Именно Аксенов перешел в гитаре от европейской традиции к русскому национальному языку и народной песне. Нужно заметить, народную песню любили и другие ученики Сихры, но только Аксенов довел гитару и народные песни, исполняемые на ней, до высот виртуозности и совершенства.
Огромное значение для развития русской гитарной школы имел и такой, казалось бы, не относящийся к делу факт, как дружба Аксенова с Михаилом Матвеевичем Херасковым (I733-I807), поэтом, куратором московского университета, автором героической поэмы “Россиада”.
Загородный дом Хераскова в Очакове всегда был полон студенческой молодежи, увлеченнной литературой.  Был принят в эту среду и не чуждый литературе  Аксенов, к этому времени уже блестяще владеющий гитарой. Он-то и стал творческим импульсом и наставником гениального Михаила Высотского (1791-1837), который и завершил становление семиструнной гитары как русского народного инструмента, и как откровенный вызов западно-европейской традиции. И уже ни блистательный Сор, ни изысканный Цани де Ферранти, ни даже Джулиани, не смогли увести русских гитаристов с избранного пути. И даже сам Сихра явно не ожидал такого поворота в развитии своей школы, подозрительно выискивая “цыганщину” в необычайной певучести аксеновской гитары, которая еще задушевнее запела в руках Высотского. Правда, “патриарх” с чуткостью воистину одаренного музыканта откликался на посылы взыскующих иных истин учеников, внося коррективы в свои великолепные творения.
Одаренность же Высотского была глубоко русская по самой своей сущности. Он, как многие музыканты своего времени, отдавал должное внешним музыкальным явлениям - писал мазурки, экоссезы, полонезы, но главным предметом его творчества была народная песня. Он всегда создавал некую музыкальную параллель словесному тексту песни, как бы переводя поэтические образы в музыкальные. Он шел в своих импровизациях от народного словесно-музыкального образа. Даже сама фактура изложения была подсказана русской народной подголосочной полифонией. И самое удивительное, что творчество Высотского до сих пор остается тайной, при всем том, что исполняли и исполняют до сих пор, может
быть, чаще, чем других русских гитарных композиторов. Но, как правило, не постигают глубины этого явления,
Три специфических момента очень тонко подметил Михаил Стахович: “гитара семиструнная - инструмент наиболее распространенный в России, так как, кроме сословия образованного, на нем играет и простой народ. Инструмент в высшей степени романтический - гитара - достиг в семиструнной форме свое полное очарование; не потому ли он так полюбился русскому народу? Не потому ли он так особенно и почти исключительно подладил под русскую песню?”
Да, русской музыке был предложен путь совершенно самобытный, в стороне от европейских канонов были созданы шедевры, не имеющие аналогов в мировой музыкальной практике. Русская гитарная школа как бы отгородилась от европейских влияний и никак на них не отзывалась. Даже мировые гитарные “звезды” не могли поколебать убеждений в правильности выбранного пути - и вся их концертная деятельность не оставила следа в русской школе.
Но, увы, аристократическая элита, а за ней и образованное сословие отреклись от гитары как от слишком демократического инструмента. И гитарное искусство, достигнув удивительных высот, вынуждено было на долгие десятилетия умолкнуть, лишь в глубинных народных пластах жили отголоски забытых гитарных чудес.
Время русской гитары явило многих талантливых мастеров: Аксенов, Циммерман (талант которого Стахович ставил даже выше Сихры и Высотского), Морков, Саренко, Свинцов, О.Петров (знаменитый бас) и многие другие - сановники, чиновники, музыканты.
Семиструнная гитара на некоторое время стала не просто музыкальным инструментом, а “властительницей сердец”: только в порыве экстаза, слушая Высотского, мог юный Лермонтов вознести поэтическую молитву Богу.
 Всемогущий, что за звуки!
 ЖадноСердце ловит их,
 Как в пустыне путник безотрадный
 Каплю вод живых...
И Аполлон Григорьев ищет спасение от душевного ненастья в колдовских гитарных звуках:
 С детства памятный напев,
 Старый друг мой, - ты ли?..
 “Гитарные” мотивы звучат в поэзии и прозе многих других авторов. Например,– в стихах А.Фета.  Живут они и в произведениях Л.Толстого, И.Тургенева, Н.Лескова. Трогала гитара поэтическую душу А.Блока, звучала в пьесах Чехова.
Особый момент - семиструнная гитара и цыганское искусство, которое обрело в России особые черты, и немалую роль в его становлении судьба отвела русской гитаре. Основой, как для цыганского творчества, так и для русских гитаристов, особенно для Высотского, была народная песня. На этой полосе сошлись два своеобразно одаренных человека – Илья Соколов и Михаил Высотский. Илья привносит в творчество знаменитого московского гитариста элементы цыганской экзотики. Высотский же, в свою очередь, щедро обогащает цыганское искусство виртуозным владением гитары, смелыми гармоническими оборотами русской песни, возведенной до высот музыкальной культуры. С этого момента в цыганском творчестве начинается “классический” период. Именно тогда появляются одна за другой две феноменальные цыганские примадонны - знаменитая Степанида (Стеша), “цыганская Каталани”, и дивная Таня. Степанида, соперница популярной Сандуновой, считалась знаменитой не только на всю Россию, но и на всю Европу. Ее певческий и драматический талант потрясали слушателей. Мемуары того времени полны восторженных отзывов о завораживающем искусстве певицы. Таня же –типичное дитя московских вкусов, увлеченная русской песней и романсом, трогательна и мила, которая до рыданий довела, как известно, скупого  на слезу Пушкина своею якобы “подблюдной” песней.
И вообще, вокруг русско-цыганского искусства с его очарованием и куда-то зовущей волей, творческая интеллигенция того времени просто вакхически неиствовала, а некоторые представители ее, вроде Л.Толстого, Языкова и других, порывались жениться на цыганках.
А потом– гитарный коллапс, почти ничего не оставивший от золотого времени гитары. Лишь в самом конце того же века и в начале нашего снова начинается время гитары. Талантливый музыкант и педагог А.П.Соловьев (1856-1911) пытается создать в Москве школу подобную школе Сихры. Его ученик В.А.Русанов настойчиво пропагандирует русское гитарное искусство на страницах своего журнала “Гитаристъ”. Однако, социальные смуты резко обрывают это уже вполне наметившееся возрождение. Война, революция, разруха, энтузиазм масс... а в 20-е годы гитара объявляется инструментом “космополитическим», пошлым, мещанским, за игру на котором можно было поплатиться “игрой на лесоповале” , что, например, случилось с выдающимся, образованнейшим гитаристом - композитором М.Павловым-Азанчеевым.
Даже в эти смутные дни только и пробилась пронзительная интонация С.Есенина:
 Гитара милая, Звени, звени!
 Сыграй, цыганка, что-нибудь такое,
 Чтоб я забыл отравленные дни,
 Не знавшие ни ласки, ни покоя.

Тридцатые годы становятся роковыми для русской гитарной школы -начинается кампания по ее уничтожению. Пропагандисты испанской школы стараются дискредитировать русскую гитару и ее историю. И эта вакханалия продолжалась не одно десятилетие. Да, любители и поклонники испанского строя имели полное право на отстаивание своих интересов, на пропаганду своей идеологии,  своей литературы, однако методы и технология были до неприличия нечистоплотны. Если бы целью сделалось взаимное обогащение школ и культур, то это стало бы событием огромного значения в становлении гитарного искусства; но ведь цель-то обозначилась сразу - уничтожение самобытной русской гитарной школы, единственной в мире, которая смогла что-то противопоставить испанской.
И теперь все отчетливее осознается урон, нанесенный мировой гитаристике, с разрушением русской гитарной школы.
Еще и сегодня можно услышать тезис, что ,мол, семиструнная –это гитара, отличная только строем. Этот тезис выдвигается либо по наивности, либо по незнанию ее истории, либо по злому умыслу. Если обе они одинаковые и различаются только по строю, то зачем же одна из них? Тогда остается просто гитара, ну, конечно же, - шестиструнная. Семиструнная же отличается только одним - она творческое открытие русского народа.
Не восстановлена справедливость и по сей день. Когорта гонителей и хулителей русской гитары достаточно сильна, а защитников ее и хранителей традиций остались считанные единицы. Это не значит, что энтузиасты семиструнной не боролись за свое выживание. Были и упомянутый нами Павлов-Азанчеев, и В.Юрьев, и В.Сазонов, и другие гитаристы. Но самым активным ее пропагандистом и защитником в 30-50-х годах был М.Ф.Иванов. Он защищал русскую гитару и как прекрасный исполнитель, и как композитор, и как педагог. Немалую роль в популяризации гитары сыграла его книга “Русская семиструнная гитара”, вышедшая в 1948 году.
Любовь народа к ней не угасала вплоть до конца 60-х. Но рок-музыка нанесла ей очередной удар. Она косвенно популяризовала шестиструнную, ведь в рок-ансамблях гитара испанского строя. Казалось бы, нет ничего плохого в популяризации у нас шестиструнной гитары. Но ее внедрение привело почти к полному исчезновению и уничтожению русской школы. Стилизуется не только музыка, но и душа, - человек уже не слышит голоса предков, что звучит в родном напеве. Подтверждение тому гитарные фестивали. Если бы не русская речь, то можно подумать, что мы не в Москве, а в Барселоне, - звучит почти исключительно испанская музыка. Впечатление удручающее...
А что такое семиструнная гитара в быту? Это и общение с народной песней в изумительной аранжировке выдающихся русских гитаристов, и популярная классика, и романс, и песня советских авторов.. Это приобщение к национальной духовности.
От грохота и шума рок-музыки умолкла не только гитара. Как-то стушевалась и задушевная талантливая песня, что вышла из культуры народной песни и романса...
Главная беда семиструнной сегодня - почти нет исполнителей. Их можно перечислить по пальцам на одной руке: Б.Ким, А.Бардина, В.Маркушевич... А значит, что репертуар, не только ставший классикой, но и сегодняшний, созданный творческими усилиями гитаристов с 30-х годов, почти совсем не исполняется, а ведь он в совокупности не менее ценен и масштабен, чем репертуар “золотого века” гитары. Многое еще просто не издано, не изучено, не сыграно. И вот ведь парадокс: при всех отрицательных моментах в развитии семиструнной гитары, все последние десятилетия прошли под знаменем Сергея Орехова, который был и остался недосягаемым гитаристом-творцом целой гитарной эпохи, ибо он пронес живую интонацию, рожденную давней традицией старой московской школы. .
Нередко упрекают, что мало, мол в репертуаре семиструнной крупной формы. Да, так, но ведь опять же все упирается в исполнительские возможности. Соната Н.Нариманидзе была создана для Б.Окунева, а соната И.Рехина - для А.Бардиной. Только так, адресно, можно исправить ситуацию. Конечно же, семиструнная гитара открывает перед исполнителями и творцами совершенно новые возможности, особенно для молодых и талантливых. Так пусть они обратят свой взор на нашу милую Золушку на радость себе и Вечности.

А.Ширялин

 
< Пред.   След. >
ГитаристЪ © 2017